Hayde of Gisborne
I'm just a little girl with grey eyes
Села писать, увидела измененное название дневника и аж испугалась, а потом вспомнила, что да, сменила.
Но не о том. Я уже чуть больше недели хожу на практику в местное бюро переводов. Еще три дня отходить - и освободи место другим, деточка. Они тоже хотят понажимать на кнопочки клавиатуры и сидеть с умными лицами. Вообще был вариант просто сидеть дома и присылать переводы, но зная свою пиродную лень, я б делала все в последний день. Да и просто хотелось посмотреть на работу переводчиков изнутри. В первый день волна энтуазизма чуть не сбила с ног меня, моего руководителя практики, компьютер и горшок с кактусом, мирно дремавшим на подоконнике. Потом этот самый энтуазизм начал потихоньку отступать, уступая место ощущению того, что я Дезмонд, который нажимает на нужную комбинацию и не дает планете погибнуть. Нужных комбинаций у меня нет, зато я уже почти умею строить красивые таблички в Ворде, которые никому не нужны.
Я перевожу коносаменты, доверенности, накладные и зазевавшихся бабушек через дорогу. Больше ничего, да я и не прошу особо. Для начала хватит и этого, но я уже видеть не могу названия теплоходов. Папа смеется и говорит, что я могу звонить ему в случае чего - ему эти коносаменты до сих пор снятся. Однажды даже думала позвонить.
На самом деле, мне даже нравится. Я тот пресловутый винтик и червячок, которому нравится монотонность его работы. Хотя, если мне дадут перевести паспорт, я буду светиться от счастья, как кролик Бубенчик. Правда вот перевод с французского у меня пошел в глубокую ж..., но что вы хотите от человека, который во французский за 4 года так не разу и не ворвался. А так все хорошо, вот только офис мне не нравится - в нем очень холодно, как и во всем Ростове сейчас. И есть пинок вообще выбираться из кровати по утрам - лекции и прогулять можно было, а работу, даже такую, не получится! В общем, пытаюсь после 22 лет разгильдяйства втиснуть себя в строгие рамки официоза. Удачи мне что ли))

@темы: Цветная повседневность, Светлое будущее, Нет повести печальнее на свете, чем повесть "Триста баб на факультете"!, я беспечный шалопай!